Легенды о цветах

Легенда. Цветок-радуга.

Когда титан Прометей похитил на Олимпе небесный огонь и подарил его людям,    на земле вспыхнула дивным семицветием радуга – так велика была радость всего живого на свете. Уже и закат отгорел, и день угас, и солнце ушло, а радуга – та по-прежнему светилась над миром, даруя людям надежду. Она не гасла до самого рассвета, а когда утром снова вернулось на свое место солнце, там, где горела и переливалась красками волшебная радуга, расцвели ирисы… Читать далее «Легенды о цветах»

Легенда. Мы влюбились

Легенда. Мы влюбились

Так, — подвёл итог Разум, — мы влюбились. Это прекрасно, но кого мне за это благодарить?
— Нас, конечно, — сказали Глаза, — мы ее первые увидели!
— Ха, — сказали Уши, — по-вашему, был бы он слепой — не влюбился бы? Нееет, это именно через нас он услышал нежный голос!
— Дураки, все дело в феромонах или как их там! — хмыкнул Нос. — Современная химия доказала, что именно через запах…
— А зато мы ее первые потрогали! — перебили Руки.
— А не будь нас, он бы попросту не смог к ней подойти, — важно заключили Ноги.
— А ты что в это время делало? — обернулся Разум к Сердцу. Оно покраснело:
— А я… да ничего… я так растерялось…
И Разум улыбнулся 🙂

Легенда. Маянский календарь

(Почти серьезно)

И наступил декабрь 2012 года…
И появился в небе астероид.
И стал он падать на Землю.
И воцарилась на Земле паника: наступает конец света по ацтекскому календарю.
И упал астероид на каменный календарь ацтеков. И была пыль. И была ударная волна. А когда пыль рассеялась, на месте разрушенного календаря стоял новый календарь ацтеков, до 32118 года. И рядом лежал другой камень, поменьше.
И была на нем надпись: » Следующий календарь будет послан на планету точно в день завершения старого календаря, спасибо за использование наших каменных календарей!

(С) Д. Мансуров. (Журнал «Колесо жизни»)


Легенда о хризантемах

До сих пор спорят о том, Китай или Япония родина хризантем? В обеих странах любят и разводят эти цветы. Но вот что сохранила нам одна легенда.

Когда-то, много веков назад, правил в Китае могучий император. Ничего на свете он не боялся, кроме старости и только об одном думал: править и жить как можно дольше. И вот призвал он своего главного лекаря и приказал приготовить снадобье, которое продлило бы его молодость.

Хитрый лекарь низко склонился перед императором: — О, могучий повелитель, — промолвил он. — Я мог бы приготовить такой эликсир, но для этого надо достать чудесные цветы, которые растут на востоке, на далеких островах…

— Я прикажу немедля доставить те цветы! — вскричал император.

— Ах, если бы это было так просто, — вздохнул лекарь. — Весь секрет в том, что сорвать их должен человек с чистым сердцем — только тогда растение даст свою чудесную силу…

Задумался император: знал, что ни он сам, ни его придворные не годятся для того, чтобы выполнить это условие. И тогда решил он отправить на острова 300 юношей и 300 девушек: уж наверняка среди них найдётся немало людей с чистым сердцем!

Так и сделали — снарядили много кораблей и отправили их во главе с императорским лекаpeм к островам — туда, где теперь находится Япония. На одном из них нашли они прекрасный цветок — хризантему и не могли налюбоваться ею!

— Не знаю, годится ли этот цветок для эликсира, — воскликнул лекарь, — но, без сомнения, он радует сердце и молодит душу!

Мудрый лекарь xopoшo знал коварный и жестокий нрав своего императора. «Наверняка, — размышлял он, — император подумает, что я и мои спутники первыми попробовали эликсир, и прикажет всех нас казнить, как только получит снадобье». И тогда все решили не возвращаться обратно. Они остались жить на островах и основали там новое государство. Неизвестно, приготовили они чудесный эликсир или нет, но хризантема стала для них любимым цветком…

Источник: http://www.florets.ru

Хризантема

Фото: Олег Болсунов. «Хризантема»

Легенда. О чем помнить

Легенда. О чем помнить

Однажды два друга поспорили и один из них дал пощёчину другому. Последний, чувствуя боль, но ничего не говоря, написал на песке:
«Сегодня мой самый лучший друг дал мне пощёчину.»
Они продолжали идти и нашли оазис, в котором решили искупаться. Тот, который получил пощёчину, едва не утонул, и его друг его спас. Когда он пришёл в себя, он написал на камне: «Сегодня мой самый лучший друг спас мне жизнь».

Тот, кто дал пощёчину и который спас жизнь своему другу спросил его:
— Когда я тебя обидел, ты написал на песке, а теперь ты пишешь на камне. Почему?
Друг ответил:
— Когда кто-либо нас обижает, мы должны написать это на песке, чтобы ветры могли стереть это. Но когда кто-либо делает что-либо хорошее, мы должны выгравировать это на камне, чтобы никакой ветер не смог бы стереть это.

Каждый день мы что-то сохраняем в своей памяти. Какие записи увековечены на камне, а что отдано песку — выбираете только вы!

jurmala!!!!

Историческая легенда. «Вера в мужа»

Историческая легенда. «Вера в мужа»

В конце 90–х годов прошлого века в электрической компании в Детройте работал молодой механик за 11 долларов в неделю. Трудился он по 10 часов в день, а приходя домой, зачастую по полночи работал у себя в сарае, пытаясь изобрести новый тип двигателя.

Его отец считал, что парень тратит время впустую, соседи называли сумасшедшим, никто не верил, что из этих занятий выйдет что–либо путное.

Никто, кроме его жены… Читать далее «Историческая легенда. «Вера в мужа»»

Легенда. Не принимай ни чью сторону: будь над схваткой

Легенда. Не принимай ни чью сторону: будь над схваткой

Не позволяйте окружающим втягивать вас к их мелочные склоки и дрязги. Проявляйте интерес, делайте вид, что поддерживаете, но любым способом сохраняйте нейтралитет. Предоставьте другим сражаться, а сами наблюдайте и ждите. Когда стороны устанут и немного успокоятся, то упадут прямо вам в руки «готовенькими». Вообще-то, можно бы взять за правило провоцировать ссоры и затем предлагать посредни­чество, приумножая свою власть.

В конце XV века между сильнейшими города­ми-государствами Италии — Венецией, Фло­ренцией, Римом и Миланом — постоянно возникали конфликты. Франция и Испания следили за борьбой, готовые выхватить все, что удастся, у ослабевших итальянских горо­дов. А посередине, как в ловушке, находилось маленькое государство Мантуя, которым правил молодой герцог Джанфранческо Гонзага. Мантуя была расположена в северной Италии, ее захват одним из могущественных соседей казался только вопросом времени — в любой момент крошечное независимое государство могло быть завоевано и прекра­тило бы свое существование.

Гонзага был храбрым воином, умелым полководцем, и он стал наемным военачальни­ком, сражаясь на стороне того, кто лучше платил. В 1490 году он заключил брачный союз с Изабеллой д’Эстэ, дочерью правителя другого небольшого итальянского герцогства — Феррары. Поскольку он проводил много времени вне дома, править Мантуей от его имени выпало Изабелле.

Первый настоящий экзамен на роль правительницы Изабелла держала в 1498 году, когда король Франции Людовик XII готовил войска для нападения на Милан. Итальянские государства уже подсчитывали доходы, которые   сулили   им   неизбежное   поражение Милана. Папа Александр VI заявил о невмешательстве, тем самым предоставив Фран­ции карт-бланш. Венецианцы сообщили, что не станут помогать Милану и надеются, что за  это Франиия отдаст  им Мантую. Правитель Милана Лодовико Сфориа внезапно   обнаружил,   что   находится   в   полном одиночестве, без поддержки. Он обратился к Изабелле д’Эстэ, своему близкому другу (по слухам, и любовнице), умоляя ее убедить герцога Гонзагу прийти к нему на помощь. Изабелла попыталась, но супруг отказался: он видел, что положение Сфориа безнадежно. В 1499 году Людовик XII без труда занял Милан.

Перед Изабеллой стояла теперь дилемма: если она сохранит лояльность по отно­шению   к  Лодовико,   французы   нападут   на нее.   Но   если   вместо   этого   она   станет союзником Франиии, то наживет врагов по всей Италии,  и  стоит Людовику XII ото­звать свои войска…

А если обратиться к Риму или Венеции за поддержкой, они попро­сту проглотят Мантую под  видом оказания помощи. Но что-то нужно было делать. Могущественный король Франиии дышал в затылок. Она решила  подружиться с ним, как раньше завоевала дружбу Лодовико Сфор­иа — заманчивыми подарками, тонкими ост­роумными   письмами,   возможностью   нахо­диться в ее обществе, ведь Изабелла слави­лась красотой и обаянием.

В 1500 году Людовик XII пригласил Изабел­лу в Милан на большой праздник в честь его победы. Леонардо да Винчи сконструировал к этому событию огромного заводного льва: лев открывал пасть, изрыгая свежие лилии, символ французского королевства. Изабелла надела на праздник одно из своих знаменитых платьев (ее гардероб был несравнимо богаче, чем у любой итальянской принцессы), и, как она и рассчитывала, Людовик был очарован и покорен, он игнорировал всех дам, проявляя внимание только к ней. Вскоре Изабелла стала его постоянной спутницей, а в обмен на ее дружбу король обещал сохранить Мантуе независимость от Венеции.

Одна опасность миновала, однако надвигалась другая, более страшная, на этот раз с юга в лице Чезаре Борджиа. С 1500 года Борджиа неуклонно продвигался на север, захватывая мелкие княжества в походе, совершаемом во имя своего отца. Изабелла прекрасно знала, что представляет собой Чезаре: ему нельзя было верить, его ни в коем случае нельзя было задевать. Его нужно было обхаживать, льстить ему, но держаться от него на почтительном расстоянии.

Изабелла начала с того, что стала посы­лать ему подарки — соколов, лучших собак, духи и десятки масок, так как она знала, что он всегда надевает маску, отправляясь на прогулки по улицам Рима. Ее гонцы дос­тавляли ему льстивые послания (одновре­менно шпионя для Изабеллы). Как-то Чезаре спросил, нельзя ли ему разместить в Мантуе свои войска. Изабелле удалось вежливо отговорить его от этой затеи. Она пре­красно понимала, что, если только расквартировать войска в городе, они его не поки­нут.

Хотя Чезаре казался очарованным ею, Изабелла приказала всем в своем окружении не говорить о нем ни единого дурного слова, зная, что у него повсюду были шпионы и он мог воспользоваться малейшим предлогом для вторжения. Став матерью, Изабелла пригласила Чезаре быть крестным отцом ее ребенка. Она даже поманила его перспекти­вой того, что в будущем их семьи могли бы породниться. Так или иначе, ее уловки срабатывали, и хотя Борджиа завоевывал всех и вся, Мантую он не тронул.

В 1503 году отец Чезаре скончался. Спу­стя несколько лет Папа Римский Юлий II вознамерился военным путем добиться вы­вода французских войск из Италии. Когда правитель Феррары — Альфонсо, брат Иза­беллы, — встал на сторону французов, Юлий решил напасть на него и усмирить. Снова Изабелла оказалась в сложной ситуации: с одной стороны Папа, с другой — французы и брат. Она не отваживалась примкнуть к одной из сторон, но обидеть любую из них также было невозможно.

Снова Изабелла вела двойную игру, настоящим мастером которой она стала. Она отправила своего супруга Гонзаго сра­жаться против Юлия, зная, что он не будет драться слишком яростно. В то же время она позволила французским войскам пройти по территории Мантуи, чтобы ока­зать помощь Ферраре. Жалуясь во всеуслы­шание на «вторжение» французов на ее территорию, она тайком снабжала их цен­ными сведениями. Чтобы придать вторже­нию правдоподобие в глазах Юлия, она даже заставила французов сделать вид, будто они разграбили Мантую. И это помогло: Папа оставил Мантую в покое.

В 1513 году после длительной осады Юлий захватил Феррару, и французские вой­ска отступили. Через несколько лет умер измученный войной Папа. После его смерти кошмарный круговорот сражений и мелких столкновений возобновился.

Италия за время правления Изабеллы претерпела огромные перемены: папы сменя­лись, Чезаре Борджиа возвысился и пал, Венеция потеряла изрядную долю своего величия, Милан подвергся вторжению, Флоренция находилась в упадке, Рим был раз­граблен императором Карлом V Габсбургом. При всем том крошечная Мантуя не просто жила — она процветала на зависть всей Италии. Ее богатства и суверенитет оставались неприкосновенными еще на протяже­нии столетия после кончины Изабеллы, последовавшей в 1539 году.

Изабелла выбрала единственный путь спасения и сохранения Мантуи. Она не позво­лила себе потерять голову из-за благосклонности королей и герцогов, не пыталась останавливать конфликты, которые разгора­лись вокруг, — иначе она неизбежно оказалась бы втянута хотя бы в один из них. И любой конфликт она умела обратить себе на пользу. Противники сражались не на жизнь, а на смерть, изнуряя себя борьбой, и на Мантую у них не оставалось сил.

Вступив в борьбу не по своему выбору, вы теряете инициативу. Интересы воюющих сторон становятся вашими, вы превращаетесь в инструмент схватки. Учитесь владеть собой, скрывать свои побуждения и привязанности, сдерживайте искушение ввя­заться в драку на чьей-либо стороне.

Легенда о плюще

Легенда о цветах

Однажды Мария узнала, что такие цветы, как Плющ, Хризантема, Алоэ и Хлорофитум — являются удивительными очистителями воздуха, и она решила вырастить эти растения в своем садике. Первым у нее появился очень скромный на вид, маленький и неказистый Плющ. В магазине на него никто не обращал внимания, и он был уверен, что никому и никогда не понадобится. Но Мария из всех цветов, продававшихся в магазине в этот день, выбрала именно его. Дома она поставила Плющ на подоконник рядом со старым Фикусом, сиявшим своими темно-зелеными листьями. Рядом с Фикусом маленький Плющ выглядел совсем тщедушным! Но Мария успокоила его: “Милый Плющ, скоро ты перерастешь все цветы. Потерпи немного!” И Плющик от этих ласковых слов набрался сил.

Действительно, с наступлением весны он так быстро стал расти, что и сам себе удивлялся. “Да я просто на глазах меняюсь, вот это чудеса!”- размышлял он радостно. Из хилого невзрачного вьюнка он превратился в изящное растение с раскидистыми изогнутыми стебельками, усеянными веселыми листочками, очень красивыми по форме. Все промежутки между крупными листьями затянулись мелкими. Братцы-листочки были повернуты друг к другу, словно кто-то тщательно разложил из них изумрудную ковровую дорожку. А стебли Плюща все вытягивались и вытягивались и свисали в разные стороны. Плющ мечтал дойти до Азалии, стоявшей на столике возле окна. Да, именно дойти, так как у него были ножки — корешки, с помощью которых он мог передвигаться. Эти корешки располагаются у Плюща у самых оснований листьев на обратной стороне стебля и служат Плющу для быстрого передвижения и роста.

Когда Плющ, наконец, добрался до Азалии, он дотронулся до нее концом своей изумрудной дорожки и сказал радостно: — Уф, наконец-то я добрался до вас, сударыня! Как вы поживаете? Вы прекрасны и так молодо выглядите в ваших новых листочках, что я не могу не выразить вам своего восхищения.

Азалия, совсем недавно скинувшая свой старый зеленый наряд, казалась совсем юной в своем новом нежно-зеленом платьице. Немного смущенная словами доброго Плюща она приветливо ответила: — Милый Плющ, спасибо за добрые слова, но сейчас мне мучительно душно — щедрое солнышко так сильно припекает мои новые нежные листочки! Боюсь, они совсем сгорят, и я не смогу снова расцвести. Но я не хочу отодвинуться от окна, без света я погибну! А вы, милый Плющ, как вы переносите такую жару?

— О, что касается меня, так я очень вынослив, но все же предпочитаю прохладную тень. Кто ее не любит в жару? — ответил Плющ, а затем сочувственно добавил: — Сударыня, мне вас очень жаль, и я постараюсь вам помочь. Пожалуйста, потерпите немного. Я направлю все свои стебельки вверх к потолку и устрою вам и всем остальным цветам замечательную тень, в которой вы сможете отдохнуть от жары!

— Благодарю вас от всего сердца, благородный Плющ. Я, конечно, потерплю, но сможете ли вы поднять свои стебельки так высоко?! Ведь на них столько листочков!

— Постараюсь, у меня сильные мускулы! Я же смог дойти до вас! Когда-то и это казалось мне невозможным, — ответил Плющ и тут же принялся за работу.

Он изо всех сил напрягся и начал поднимать конец стебелька от стола, на котором стояла Азалия, к оконной раме. Это было непросто: Плющ кряхтел, тужился. Крошечные капельки пота появились на стебле и стали стекать на листочки. Наконец, концом стебля Плющу удалось облокотиться о скользкое оконное стекло, и он смог отдышаться. Затем, набравшись сил, Плющ снова зашагал по стеклу. Оконное стекло было гладкое, скользкое, не за что было зацепиться. С каждым шагом Плюща на его стебле появлялся новый листик, который на один шажок удлинял зеленую дорожку, устремленную к потолку. Иногда стебель Плюща срывался и устало падал, но, передохнув минуту, Плющ снова поднимал его. Так, шажок за шажком, листик за листиком Плющ упорно шел к своей цели. К вечеру Плющ устал и не мог уже двинуть ни одной своей ножкой.

Но на другое утро он проснулся раньше всех цветов и с новыми силами принялся за работу. Шаг за шагом, листочек за листочком он упрямо полз по стеклу своими стебельками и говорил сам себе: “Еще немного, еще чуть-чуть, еще шажок, еще один, только бы дотянуться до верхней рамы…” Он полз и мечтал о том, как цветы облегченно вздохнут, радостно наслаждаясь тенью, которую он им подарит. А больше всего он думал об Азалии.

Когда днем пришла Мария и с лейкой в руках подошла к своим питомцам, она ахнула от изумления, чуть не выронив из рук лейку с водой. Высоко поднятые стебли Плюща закрыли Азалию и другие цветы от палящих лучей полуденного солнца. Азалия сияла зеленой свежестью, как когда-то зимой, когда Мария только купила ее. Мария все поняла и с восхищением стала наблюдать за стебельками Плюща, снизу доверху закрывшими своими нежными зелеными листочками весь угол окна. Стебельки Плюща теперь первыми принимали на себя удары горячих лучей, и сквозь них в комнату легко струился мягкий солнечный свет. Герань, Цикламен, Декабрист, Хризантема вздохнули с облегчением и приподняли свои головки, благодарно шелестя листочками. А больше всех радовалась Азалия. Мужественный Плющ своими стебельками нежно касался ее, и они о чем-то шептались. Мария обильно полила Плющ и подумала: “Надо поливать его больше, ведь он так нужен моим цветам!”

Автор: Л. В Скребцова

Плющ
Плющ

Фото: Пасичная Марина

Легенда. История о мужчинах и женщинах

И снова о главном — о взаимопонимании.
Кто-то однажды (был ли это Джон Грей с его полезными книгами о взаимоотношениях, или кто-то раньше его) придумал, что Мужчины с Марса, а Женщины с Венеры. Все об этом слышали, но никто не воспринимает это всерьез. Затейливая выдумка — не более. Выдумка. Но ведь как любая хорошая метафора именно она может помочь лучше понять и увидеть то, о чем мы порой забываем. И хорошо, когда появляется кто-то, кто напомнит об этом
🙂

Давным-давно на планете Марс жили мужчины. Их цивилизация была высокоразвитой. Они были трудолюбивы, честны и справедливы. Читать далее «Легенда. История о мужчинах и женщинах»

Легенда. Историческая легенда. «Не спеши»

Легенда. Историческая легенда.  «Не спеши»

Во время Французской Июльской револю­ции 1830 года после трех дней мятежа Талейран, бывший в то время уже в голах, сидел около окна, прислушиваясь к колоколь­ному звону, который оповещал о том, что мятежи в Париже подавлены. Повернувшись к своему собеседнику, он сказал:

— А, колоко­ла! Мы побеждаем.

— Кто это «мы», мой князь? — спросил тот.

Жестом прервав его, Талейран отвечал:

— Ни слова! Я завтра скажу вам, кто мы.

Он хорошо знал, что одни глупцы спешат в подобной ситуации: заявив слишком рано о своих предпочтениях, теряешь свободу маневра. Вас к тому же будут меньше уважать: возможно, завтра, подумают люди, он примкнет к другому делу или движению, раз сегодня так легко отда­ет себя этому. Удача — капризный божок и часто переходит от одной стороны к дру­гой. Поспешно выбрав одну из них, вы лиша­етесь выигрыша во времени и удовольствия от ожидания. Пусть окружающие примыка­ют к той или иной группировке, а сами не спешите терять голову.

Наконец, бывают случаи, когда самое мудрое — даже не пытаться притворяться, будто вы кого-то поддерживаете, а вместо этого возвещать о своей независимости и об уверенности в своих силах. Аристократическая поза независимости особенно важ­на для тех, кому необходимо завоевывать уважение.

Легенда Ловца Снов

Давным-давно, когда мир ещё был молод, старец-шаман из племени Лакота был высоко в горах, где ему пришло видение. В этом видении, Иктоми, Великий Шаман и Учитель Мудрости, предстал перед ним в обличии паука. Иктоми говорил с ним на сокровенном языке. Во время разговора, Иктоми поднял ивовый обруч старца, на который были прицеплены перья, конский хвост, бусы и начал плести паутину.

Он говорил старому шаману о циклах жизни; о том, что мы начинаем жизнь детьми, пройдя детство, мы взрослеем. После чего мы, обычно, старимся, и за нами снова приходится ухаживать, как за детьми, завершая цикл.

— Но, — сказал Иктоми, продолжая плести паутину. — В каждый момент жизни мы сталкиваемся с множеством сил, и некоторые могут нам мешать, некоторые, наоборот могут помочь.

Если ты будешь прислушиваться к добрым силам, откроешься им, то они с радостью помогут тебе идти в нужном направлении.

Он говорил, продолжая плести паутину.

Когда Иктоми закончил повествовать, он подал шаману паутину и сказал:
— Эта паутина — идеальный круг с дырой в центре. Используй паутину, чтобы помочь своему народу достичь их цели, черпая из источника идей, видений, мечтаний и снов .

Паутина будет ловить добрые идеи, а ненужные будут проходить сквозь дыру.

Старый шаман передал видение своему народу, и с тех пор многие индейцы вешали Ловец Снов над своей постелью чтобы отсеять сны и видения.

Добрые ловятся в паутину жизни и несутся людьми, а другие отделяются от снов, проскальзывая сквозь дыру в середине паутины, и перестают быть частью их жизни.

«Знание Ловца Снов»

Воздух ночи наполнен сновидениями. Как полезными, так и ненужными. Когда вы вешаете Ловца Снов в месте отдыха, он отлавливает проплывающие мимо сны. Добрые сны знают дорогу и попадают через внешние дыры сновидящему, соскальзывая по перьям с такой мягкостью, что сновидящий зачастую и не подозревает, что спит. Ненужные сны не обладают этим знанием и запутываются в паутине, а потом растворяются в первых лучах утреннего солнца.

Ссылка на источник: http://www.tvoison.ru/dream_catcher.shtml

Легенда. О тех, кто стоит в стороне

Легенда. О тех, кто стоит в стороне

Стойте в стороне, и люди к вам потя­нутся. Они будут стремиться завоевать ваше расположение. Подкрепляя их надежды, вы будете оставаться притя­гательным как магнит, объектом желаний и внимания.

К тем, кто охотно спешит на помощь, редко испытывают уважение — их помощь слишком просто получить, чтобы ее могли оценить. В то же время к тем, кто не спешит оказывать услуги, обращается множество просителей. Отстраненность как бы свиде­тельствует о власти, и каждый хочет запо­лучить в сторонники того, кто ею обладает.

Когда Пикассо после проведенных в бед­ности молодых лет стал известнейшим художником, он не вверил судьбу своих поло­тен тому или иному агенту или торговцу, хотя со всех сторон получал соблазни­тельные предложения. Пикассо, казалось, все это совершенно не интересовало. Его так­тический прием бесил торговцев, они подо­зревали конкурентов, а цены на картины росли. Когда Генри Киссинджер, госсекре­тарь США, хотел добиться разрядки в отно­шениях с Советским Союзом, он не сделал уступок или соглашательских жестов — он стал заигрывать с Китаем. Это раздража­ло и пугало советских руководителей — страна уже находилась в политической изоляции, а союз США с Китаем грозил усугу­бить ситуацию. Ход Киссинджера подтолк­нул советских лидеров к переговорам. Та­кую тактику можно сравнить с соблазне­нием. Если вы решили соблазнить женщину, советовал Стендаль, начните ухаживать за ее сестрой.

Легенда. Метод Алкивиада

Легенда. Метод Алкивиада

Если вы стремитесь получить власть и влияние, испробуйте тактику Алкивиада: займите позицию между теми, кто ведет борьбу за власть. Обещайте одной стороне свою помощь. Другая сторона всегда стремящаяся превзойти соперника, тоже постарается вас не упустить. А раз каждая из сторон ищет вашей поддержки, это придает вам вид особы влиятельной и же­ланной. Так вы получите больше власти, чем если бы примкнули к одной из сторон. Чтобы довести эту тактику до совершен­ства, необходимо тщательно контролиро­вать себя и не допустить эмоционального усложнения ситуации, а окружающих рас­сматривать как пешки в вашем восхожде­нии к вершинам. Ни в коем случае не позволяйте без крайней нужды обращаться с собой как с лакеем.

В разгар президентских выборов 1968 года в США Генри Киссинджер связался по телефону с командой Ричарда Никсона. Кис­синджер ранее был связан с Нельсоном Рок­феллером, который, не набрав достаточно голосов, не прошел в кандидаты от респуб­ликанской партии. Теперь Киссинджер пред­лагал лагерю Никсона ценную конфиденци­альную информацию по мирным переговорам во Вьетнаме, проходившим в Париже. У него был на переговорах свой человек, кото­рый оперативно информировал о ходе событий. Люди Никсона с радостью приняли предложение.

Одновременно, однако, Киссинджер искал сближения и с кандидатом от демократов Хьюбертом Хамфри, предлагая ему свою помошь. Команда Хамфри хотела получать от него конфиденциальные сведения о Никсоне, и Киссинджер предоставлял их. «Види­те ли, — говорил он людям Хамфри, — я всегда терпеть не мог Никсона». На самом же деле он не был заинтересован ни в одной из сторон. В действительности он стре­мился к тому, что и получил в результате: гарантии высокого поста от обоих кандида­тов. Кто бы ни победил на выборах, карьера Киссинджера была обеспечена.

Победил, разумеется, Никсон, и Киссинд­жер был назначен на пост в администрации. Но даже тогда он проявил достаточно бла­горазумия, чтобы не слишком засвечиваться в роли человека Никсона. Когда в 1972 году Никсон был переизбран на новый срок, со­трудники, намного более лояльные к нему, чем Киссинджер, были уволены. Киссинджер стал единственным из представителей ад­министрации Никсона, пережившим Уотер-гейт и продолжившим службу при следую­щем президенте, Джералде Форде. Сохраняя дистанцию, Киссинджер процветал в тяже­лые времена.

Легенда о водной лилии

Легенда о цветах

Однажды Великий Воин решил оставить знак о  своих умениях и подвигах. Был он невероятно силен и быстр.  Пущенные им стрелы летели быстрее молнии и дальше, чем мог видеть глаз человека. И задумал он запустить стрелу в небо, чтобы она осталась там на века, в память о его ловкости.

— Звезды! — обратился он к небу, — Поймаете ли вы пущенную мною стрелу, чтобы она осталась в небесах в знак моей ловкости и силы?

— Если достанешь до небес, что ж… Поймаем и оставим у себя. — ответили Полярная и Вечерняя звезды.

Великий Воин натянул тетиву изо всех сил, которые у него были и… отпустил стрелу. Она взмыла ввысь, разрезая облака. Увидев это, Полярная и Вечерняя звезды ринулись ее ловить. Они летели почти с такой же скоростью, как и пущенная стрела, не обращая внимание ни на что, кроме своей цели. Рассекая воздух, они мчались к стреле навстречу друг другу… пока не столкнулись… Небо засияло алмазами и искры от столкновения звезд осыпались на землю.

Великий Воин был потрясен увиденным. Но больше всего его впечатлило то, что искры, упавшие в воду, стали распускаться великолепными цветами.

— Да! Я не мог и предвидеть такого исхода событий! — восхищенно воскликнул он, — Цветок — это лучшее, что можно оставить после себя людям в знак памяти.

Водная лилия
Водная лилия

Фото: Болсунов Олег «Водная лилия»

Легенда. Невозможно обмануть простака

Легенда. Невозможно обмануть простака

Джозеф Дювин славился умением заранее досконально изучать свои жертвы и своих клиентов,   получать   представление   об   их слабостях и мельчайших особенностях их вкуса еще до встречи с ними. Тяжелые обстоятельства вынудили его пренебречь этой тактикой в случае с Генри Фордом. Ему потребовались месяцы, чтобы полностью оправиться от этого удара — как морального, так и материального. Форд был непритязательный простой человек, ради которого не стоило затевать дело. Он был воплощением того буквально и прямолинейно мыслящего простака, у которого не хватает воображения даже на то, чтобы его можно обмануть. С тех пор Дювин тратил усилия только на таких клиентов, как Меллоны и Морганы мира сего, — людей достаточно хитрых и искушенных для того, чтобы попасться в его силки.

Год 1920-й был особенно неудачным для американских торговцев произведениями искусства. Крупные покупатели — поколение баронов преступного мира прошедшего столетия, — подойдя к определенному возрастному рубежу, умирали как мухи, а новые банкиры не спешили занимать их место. Дела обстояли так скверно, что несколько самых крупных профессионалов решили объе­диниться — неслыханное событие, поскольку в обычное время люди этого ремесла ладят, как кошки с собаками.

Джозеф Дювин, продававший картины богатейшим дельцам Америки, страдал в тот год больше других своих коллег, поэтому решил присоединиться к союзу. В группу входили уже пять крупнейших торговцев страны. Озираясь в поисках нового клиента, они решили, что их последней надеждой может стать Генри Форд, в то время самый богатый че­ловек страны. Форду еще только предстоя­ло познакомиться с рынком произведений искусства, и цель была такой крупной, что имело смысл обрабатывать его сообща.

Было решено составить список «100 величайших живописных полотен мира» (все

они по счастливой случайности имелись на рынке) и предложить некоторые из них Форду. Даже сделав одну покупку, он уже поставил бы себя наравне с крупнейшими коллекционерами. «Консорциум» работал неделями и произвел на свет великолепное произведение: три тома с изумительными репродукциями и серьезными искусствоведческими комментариями к каждой картине. Следующим шагом был визит в дом Форда в Ли.|борне, штат Мичиган. Простота убранства дома удивила торговцев: мистер Форд был, похоже, совершенно безразличен к внешним эффектам.

Форд принял их в кабинете. Он просмотрел книги с восхищением и восторгом. Обнадеженные торговцы уже представляли мил­лионы долларов, которые хлынут вскоре в их сейфы. Однако Форд, закончив знакомиться с книгами, произнес:  «Джентльмены,  такое прекрасное  издание  с  такими  прекрасными цветными   иллюстрациями   стоит,   должно быть,   чертовски   дорого!»   —   «Но,   мистер Форд! — воскликнул Дювин. — Мы не предполагаем, что вы купите эти книги. Мы их из­готовили специально, чтобы показать вам картины.  Эти  книги  —  наш  подарок  вам». Форд   выглядел   озадаченным.   «Джентльме­ны, — сказал он, — это невероятно любезно с вашей стороны, но я просто не представ­ляю, как принять такой великолепный, дорогой подарок от чужих людей». Дювин объяснил Форду, что на репродукциях изображены живописные полотна, оригиналы которых они надеялись продать ему. Форд наконец-то понял. «Но, джентльмены! — воскликнул он. — Зачем мне оригиналы, когда картинки прямо здесь, в книжке, так прекрасны?»

Легенда. Власть может поменяться

Легенда. Власть может поменяться

Никогда нельзя знать наверняка, с кем име­ешь   дело.   Человек,   занимающий   скромный пост сегодня, может стать влиятельной особой завтра. Мы многое забываем в на­шей жизни, но редко забываем обиду.

В V веке до н. э. Цзюнь Эр, принц китайского царства Чэнь, был вынужден отправиться в изгнание.   Он   жил   скромно,   порой   даже   в бедности, выжидая, когда придет время ему вернуться домой и возобновить жизнь, подобающую принцу. Случилось ему попасть в провинцию, правитель которой, не зная, кто перед ним, обошелся с ним грубо. Советник правителя   Шу   Чан   видел   это   и   сказал:

Этот человек — знатный принц. Пусть ваше высочество примет его с великими почестями, и он будет чувствовать себя обязанным!» Но правитель видел перед собой лишь нынешнее низкое положение принца, он не прислушался к совету и продолжал оскорблять принца.     Шу  Чан  снова  предостерег

своего господина: «Если ваше высочество не желает   быть   полюбезнее   с   Цзюнь   Эром, тогда прикажите его казнить, чтобы избежать несчастья в будущем». Правитель только отмахнулся.

Годы спустя принцу наконец удалось вернуться домой и восстановить все свои права. Он не забыл тех, кто был добр к нему,

И            тех, кто оскорблял его в годы бедности. Но едва ли не лучше всего он запомнил, как с ним обращались у того правителя. При первой же возможности   он   собрал   большое   войско, двинул его на владения правителя, захватил города и отправил обидчика в изгнание.

Легенда. Погоня за мошенниками

Легенда. Погоня за мошенниками

Многие люди, ставшие жертвой мошенниче­ства, как правило, испытывают унижение от того, что их одурачили, унижение, сме­шанное со смирением. Они получили урок, усвоив, что бесплатных обедов не бывает, и они, по сути, пали жертвой собственной жадности. Некоторые, однако, не хотят глотать эту пилюлю. Отказываясь поразмышлять о своем простосердечии или об алчности, они видят в себе лишь невинных жертв.

В самом конце 1910-х годов несколько крупнейших мошенников Америки объединились в профессиональную организацию со штаб-квартирой   в   Денвере,   штат   Колорадо.   В зимние месяцы они разъезжались по южным штатам, занимаясь своим ремеслом. В 1920 году  Джо  Фьюри,  лидер  организации,  нахо­дился   в   поездке   по   Техасу,   зарабатывая сотни   тысяч   долларов   классическими  мо­шенническими приемами. В Форт-Ворте ом встретил   простака   по   имени   Дж.   Франк Норфлит,   скотовода,   владельца   большого ранчо. Норфлит, соблазненный обещанными жуликом богатствами,  снял  с  банковского счета все, что там было, — 45 тысяч дол­ларов и отдал их Фьюри и его помощникам. Спустя несколько дней они вернули ему его «миллионы»,  которые  на  поверку  оказались «куклой»:   парой   настоящих  долларовых  ку­пюр поверх  толстых  пачек  нарезанной  га­зетной бумаги,

Фьюри и его люди проделывали этот трюк сотни раз, и облапошенный клиент обычно был настолько сражен собственной глупостью, что покорно принимал урок и смирялся с потерей денег. Но Норфлит оказался непохожим на других простаков. Он пошел в полицию, где ему сказали, что дело почти безнадежное. «Тогда я сам найду их, — заявил Норфлит детективам, — пусть даже на это придется потратить остаток жиз­ни». Его жена взяла на себя заботы о ранчо, пока Норфлит разъезжал по стране, разыс­кивая тех, кто, подобно ему, стал жертвой мошенников. Он нашел собрата по несчастью, и сообща они опознали в Сан-Франииско одного из мошенников. Им даже удалось привлечь его к суду. Тот покончил с собой, предпочтя такой исход длительному сроку тюремного заключения.

Норфлит продолжал. Он выследил второго мошенника в Монтане, связал его, как теленка, и протащил по грязным улицам до городской тюрьмы. В поисках Джо Фьюри и его правой руки, В. Б. Спенсера, он путеше­ствовал не только по стране, но и выезжал в Англию, Канаду и Мексику. Обнаружив Спенсера в Монреале, Норфлит побежал за ним по улице. Спенсеру удалось скрыться, но скотовод не потерял следа и поймал его в Солт-Лейк-Сити. Спенсер предпочел строгость закона самосуду Норфлита и явился с повинной.

Норфлит обнаружил Фьюри в городке Лжексонвилл, штат Флорида, и собственно­ручно препроводил его в Техас, где передал в руки правосудия. Но на этом не остановил­ся: он добрался до Денвера, задумав уничто­жить всю организацию. Истратив не толь­ко крупную сумму денег, но еще и один год своей жизни на преследования, он добился того, что все руководители организации попали за решетку. Даже те, кого ему не удалось поймать, были так напуганы, что явились с повинной.

За пять лет охоты Норфлит в одиночку разрушил крупнейшую в стране организацию мошенников. В результате он стал банкро­том, его брак распался, но он умер счастли­вым человеком.

Историческая легенда. Хитрости гениального художника

Историческая легенда. Хитрости гениального художника

Существует легенда о том, что Сальвадор Дали был не только великим гением, но и великим хитрецом. Знаменитый и эксцентричный художник любил подчеркнуть собственную значимость и ценность своих работ. Например, он мог обмануть покупателя, сказав тому, что использовал осиный яд для разведения краски, которой писал картину. Да, да, именно поэтому картина стоит $1 000 000. Ещё хитрее он обходился с владельцами ресторанов. Собрав большую группу друзей и знакомых, Дали мог целый вечер провести в заведении, угощая всех любыми блюдами и напитками из меню. Когда приходило время платить по счёту, художник щедрой рукой подписывал чек на огромную сумму, а затем… переворачивал чек и писал несколько тёплых слов в благодарность хозяину заведения. Расчёт был прост: пользуясь своей славой живого гения, Дали был уверен, что хозяин ресторана ни за что не решится обналичить чек с оригиналом подписи самого Дали! Так оно обычно и бывало: рестораторы понимали, что смогут со временем выручить гораздо больше денег за этот чек, чем просто сумма по счёту, ну а художник экономил кучу денег.

Историческая легенда. Хитрости гениального художника
Историческая легенда. Хитрости гениального художника

Легенда. Знай с кем имеешь дело

Легенда. Знай с кем имеешь дело

Никогда не исходите из предпосылки, что тот, с кем вы имеете дело, слабее или ниже вас. Некоторые люди не вспыхивают, как порох, обижаются не сразу, из-за этого вы можете счесть их толстокожими и не бояться обидеть их. Но стоит вам задеть их честь и достоинство, они поразят вас вспышкой гнева, который может показаться внезапным, чрезмерным и неожиданным для тех людей, каких вы считали спокойными. Если вы хотите ответить кому-то отка­зом, лучше всего сделайте это как можно более вежливо и уважительно, даже если вы чувствуете, что запрос смешон, а предло­жение нелепо. Никогда не выставляйте за дверь обиженными тех, кого вы еще недо­статочно хорошо знаете, — рискуете на­ткнуться на Чингисхана.

В начале ХШ столетия хорезмшах Мухаммед после множества войн и сражений основал громадную империю, которая простиралась на запад до современной Турции и на юг до Афганистана. Центром империи стал вели­кий азиатский город Самарканд. У шаха была мощная и боеспособная армия, всего за несколько дней  он  мог  собрать более 200 тысяч воинов.

В 1219 году к Мухаммеду прибыло посольство от нового вождя кочевников с восто­ка — Чингисхана. Послы вручили великому шаху всевозможные дары, представлявшие лучшие товары и богатства не великой еще, но быстро растущей империи хана. Чингисхан хотел возобновить Шелковый путь в Европу и предложил шаху владеть им совместно, поддерживая мир между дву­мя империями.

Мухаммеду показалось, что незнакомый выскочка с востока слишком много о себе возомнил, если позволяет себе как к равно­му обращаться к тому, кто очевидно выше его по положению. Он проигнорировал пред­ложение хана. Хан предпринял повторную попытку: на сей раз он прислал караван верблюдов, навьюченных удивительными диковинами, добытыми им в Китае. Однако караван еще не успел добраться до Мухаммеда, как Инальчик, правитель области, граничащей с Самаркандом, захватил его для себя, а людей казнил.

Чингисхан был уверен, что произошла ошибка, что Инальчик действовал без ведома Мухаммеда. Он отправил к шаху новых посланцев, повторяя свое предложение и прося о наказании для правителя. На этот раз Мухаммед сам велел обезглавить одного из посланцев, а двух других отпустил, выбрив им Головы, — страшное оскорбление согласно монгольскому кодексу чести. Хан отправил шаxy послание: «Ты выбрал войну. Что должно произойти, произойдет, а что это будет, мы не знаем. Только боги знают». Мобилизовав свои силы, он напал на провинцию Инальчика и 1220 году, занял столицу, захватил в плен правителя и приказал казнить его, залив расплавленное серебро в глаза и уши.

На следующий год хан предпринял множество партизанских операций, говоря современным языком, против армии шаха, значительно превосходившей его армию. Его ме­тод был совершенно новаторским для того времени — воины умели очень быстро скакать верхом и в совершенстве владели искусством стрельбы из лука, причем стре­ляли, находясь в седле. Благодаря скорости своих войск и их способности на ходу перестраиваться, Чингисхан вводил Мухаммеда в заблуждение относительно как своих намерений, так и направления движения армии. В конечном счете ему удалось сначала окружить Самарканд, а затем и захватить его. Мухаммед бежал, а год спустя умер, его обширная империя развалилась и была разру­шена. Чингисхан стал единоличным правителем Самарканда, Шелкового пути и большей части северной Азии.

Легенда. Не строй крепости вокруг себя — изоляция опасна

Легенда. Не строй крепости вокруг себя — изоляция опасна

Люди — социальные существа, отсюда следует, что в искусстве быть приятными для окружающих можно добиться успеха, лишь постоянно находясь среди них. Чем больше вы контактируете с людьми, тем легче, с приятностью вы всего добьетесь. Изоляция же придает вам напряженный вид и приводит к еще большей изоляции, потому что люди начинают вас сторониться.

В 1545 году Козимо 1, основатель динас­тии Медичи, решил увековечить свое имя, заказав фрески для капеллы собора Сан Лоренио во Флоренции. Он мог выбирать из многих прекрасных живописцев и в итоге остановился на Якопо да Понтормо. Преуспевающий в течение долгих лет художник, Понтормо хотел, чтобы фрески стали венцом его творчества. Первым его желанием было закрыть капеллу, чтобы никто не увидел рождение шедевра или не украл идеи живописца. Он выставил бы за дверь самого Микеланджело. Когда в капеллу вторглись любопытные юнцы, Якопо еще усилил охрану. Понтормо расписал потолок капеллы сие­нами из Библии — Сотворение мира, Адам и Ева, Ноев ковчег и т. д. В верхней части центральной стены он написал Христа во славе, поднимающего мертвых из гробов в день Страшного Суда. Художник работал одиннадцать лет, почти не покидая капеллу, так что у него развилась боязнь человечес­кого общения и страх, что его обкрадут плагиаторы.

Лонтормо умер, не успев завершить работу, ни одна из фресок не сохранилась. Но великий литератор эпохи Возрождения, друг Понтормо, Вазари, видевший фрески вскоре после смерти художника, оставил нам их описание. Полное отсутствие чув­ства меры. Сиены громоздились одна на другую, множество фигур на одном уровне накладывались на фигуры другого. Понтормо увлекся отделкой деталей, но совершенно потерял ощущение обшей композиции. Вазари прерывает описание, говоря, что если бы ему пришлось его продолжить, «то, думаю, я сошел бы с ума и увяз бы в этой живописи, как, по-моему, случилось с Понтормо, проведшим одиннадцать лет среди своих творений, и как случится с каждым, кто увидит их». Вместо того чтобы увен­чать творчество Понтормо, эта работа стала для него крахом и гибелью.

Его фрески можно назвать наглядной иллюстрацией влияния изоляции на челове­ческий разум: потеря чувства соразмернос­ти, погружение в детали в сочетании с неспособностью увидеть общую картину, некое странное уродство, которое выража­ется в потере контакта. Очевидно, что изоляция губительна для творчества так же, как и для общения.