Счастливая мама.

Жила-была семья.
Детей было много, денег мало. Мать работала на износ:  готовила, стирала и… кричала на детей,  раздавала  подзатыльники,  громко сетовала на жизнь. Наконец, выбившись из сил, отправилась за советом: как стать хорошей матерью?

Вернулась она очень задумчивая. И с тех пор ее как буд-то подменили.
Хотя денег в семье не прибавилось. И дети послушней не стали. Но теперь мама не ругала их, зато часто улыбалась. Читать далее «Счастливая мама.»

Притча. Богатство глазами ребёнка

Притча. Богатство глазами ребёнка

Однажды, отец богатой семьи решил взять своего маленького сына в деревню, на ферму, чтобы показать сыну насколько бедными могут быть люди. Они провели день и ночь на ферме у очень бедной семьи. Когда они вернулись домой, отец спросил своего сына:
— Как тебе понравилось путешествие?
— Это было замечательно, папа!
— Ты увидел насколько бедными могут быть люди? – спросил отец.
— Да.
— И чему ты научился из этого?
Сын ответил:
— Я увидел, что у нас есть собака в доме, а у них четыре пса. У нас есть бассейн посреди сада, а у них – бухта, которой не видно края. Мы освещаем свой сад лампами, а им светят звёзды. У нас патио на заднем дворе, а у них — целый горизонт.
Отец лишился дара речи после этого ответа сына.
А сын добавил:
— Спасибо, папа, что показал мне насколько богаты эти люди.

Притча. Богатство глазами ребенка

Легенда о демиургах и человеке.

Демиург Мазукта застал своего друга демиурга Шамбамбукли за работой: тот сидел на корточках посреди кукурузного поля и старательно благословлял каждую кукурузину.
-Ты очень занят?- спросил Мазукта.
-А у тебя что-то важное?
-Да нет, просто проведать решил.
-Тогда подожди, я сейчас.
Мазукта отошел в сторонку, сорвал несколько початков, очистил и принялся не торопясь обгрызать мягкие зерна. Рассчет оказался верным: третий и последний початок закончился как-раз к тому моменту, когда Шамбамбукли завершил работу и подошел поприветствовать друга.
-Кто тут живет?- спросил Мазукта, небрежно кивнув на фермерский домик возле поля.
-Люди, конечно,- ответил Шамбамбукли.- Муж, жена, трое детей. А что?
-Он твой Иов?
-Как-как?..- опешил Шамбамбукли.- Кто?
-Иов,- терпеливо повторил Мазукта.- У каждого демиурга есть свой Иов. Это он?
-Его зовут совсем не так,- растерянно произнес Шамбамбукли. Мазукта в ответ насмешливо фыркнул.
-Шамбамбукли! Иов — это не имя собственное. Это даже не имя нарицательное. Иов — это профессия. Ну, вроде «козла отпущения».
-А кто такой «козел отпущения»?
-Это… эээ… Неважно. Мы не о нём сейчас говорим. Иов — это такой специальный человек, которому ты вроде бы сначала благоволишь, а потом — раз!
-Что «раз»?!
-Ну, что-нибудь нехорошее. Пакость какую-нибудь.
-А зачем?
-Что значит, зачем?! Он же Иов! У него работа такая, сносить от тебя удары судьбы!
-Не понимаю,- признался Шамбамбукли, помотав головой.- Объясни еще раз.
-Ладно.- Мазукта с шумом выдохнул и помолчал несколько секунд.- Попробую. Когда я увидел, что ты батрачишь на чужом поле, то сразу подумал: «это неспроста! Наверное, хозяин поля — его Иов.»
-Да кто такой этот Иов?!- перебил Шамбамбукли.- Зачем он вообще нужен?
-Для воспитательного примера!- наставительно произнес Мазукта.- Понимаешь, когда человеку сначала очень хорошо, а потом вдруг, ни за что ни про что, очень плохо — он непременно начинает возмущаться. И вот тут-то выходишь ты и ставишь его на место: не твоего, мол, ума дело, кого и за что я наказываю, а кому чего даю. Я дал, я взял, и сам ты — игрушка в моих руках. А другие люди потом читают эту историю и делают свои выводы. И когда на них самих начинают сыпаться шишки, то уже не ропщут. Понятно теперь?
-Нет.
-Что тебе непонятно?
-Почему на людей должны сыпаться шишки? Если я им желаю только добра?
-Ну мало ли!- пожал плечами Мазукта.- Может, тебе захочется поразвлечься…
-Поразвлечься?..
-Ну да. Или ты вдруг к ним охладеешь… Скажем, надоест тебе возиться…
-Надоест?!- ужаснулся Шамбамбукли.
-Ну, это я для примера,- отмахнулся Мазукта.- Неважно. Разные обстоятельства бывают. И вот тут-то люди вспоминают про Иова, которому было гораздо хуже — и им сразу становится легче жить.
-Тогда, может, я им про твоего Иова раскажу?- осторожно спросил Шамбамбукли.
Мазукта задумался. Потом вздохнул и покачал головой.
-Нет, не выйдет. Про моего они не поверят. У нас с тобой… скажем так, разные методы. Придется тебе своего собственного завести. Да вот хотя бы этого,- он снова кивнул на фермерский домик.- Давай его помучаем?
-А может, не надо?- спросил Шамбамбукли.- Он мне нравится.
-Чем это, интересно?
-Нуу… у него правильный подход к жизни. Он никогда не опускает руки.
-Ха!- фыркнул Мазукта.- А с чего бы ему их опускать, когда всё идёт замечательно? А вот мы ему сейчас подкинем неприятностей, живо роптать начнет!
-Не начнет. Ты его не знаешь.
-А ты меня не знаешь! Смотри и учись.
Мазукта щелкнул пальцами, и на поле тут же опустилась стая саранчи.
-Ну? Что на это скажет человек?
-Он сказал «неурожай».
-Ладно же. Смотри дальше.
Вспыхнул факелом амбар фермера, и все запасы сгорели дотла.
-Ну, а что теперь?
-Он строит новый амбар и возобновляет запасы.
Мазукта нахмурился, и второй амбар сгорел как и первый.
-Человек вырыл погреб,- сообщил Шамбамбукли.
-Так, да..? Ну ладно же!
Мазукта засучил рукава, и обрушил на человека новые несчастья: корова сдохла, лошадь угнали, сарай рухнул, поле залило наводнением, дом вместе со всем имуществом унесло в реку. Человек крепко задумался. Отрыл землянку, одолжил у соседа лошадь, устроился батрачить; жена стала давать уроки по домоводству, а старший сын пошел пасти гусей.
-Он скоро начнет роптать?!
-Он не начнет,- заверил Шамбамбукли.- Такой уж человек.
-А вот посмотрим, какой он там человек!
Ураган разметал землянку и унес всю семью фермера.
-Ну?..
-Он отправился на их поиски.
-Тогда подкинем ему неопровержимые свидетельства их гибели!
-Он устроился разнорабочим в городе.
-Ах так?! Пусть на фабрике случится авария и ему оторвет руку! Много он тогда наработает?..
-Он стал истопником.
-И не спился?
-Пока нет.
-Ну хорошо же! А теперь у него отнимутся обе ноги…
-Он стал писать новеллы. И делает упражнения, чтобы снова начать ходить.
-Да что ж это такое?! Тогда паралич! Полный!
-Он диктует свой новый роман сиделке.
-А тогда…
-Мазукта!
-Что?
-У него нечего больше отнимать.
-Как-нечего? Речь, рассудок…
-Не дури. Верни всё как было.
Мазукта со свистом выпустил воздух сквозь стиснутые зубы, сосчитал до десяти, и устало махнул рукой.
-Ладно. Он выздоровел, нашел свою семью, выиграл в лотерею миллион, купил протез и новую ферму. Доволен?
-Угу,- кивнул Шамбамбукли.- Теперь ты понимаешь, почему этот человек мне так нравится?
-Да, но всё-таки, почему он не ожесточился? Не стал возмущаться?
-Я же тебе говорил, он так воспитан. У него правильный подход к жизни.
-Да плевать! Какой бы ни был подход, но должен же человек в конце концов возроптать, если ему демиург постоянно устраивает гадости!
-А, это…- Шамбамбукли замялся.- Забыл тебе сказать. Он никак не мог роптать на своего демиурга. Видишь ли, этот человек в меня не верит…

Немного о политике

«Политики везде одинаковы: они обещают построить мост там, где и реки-то нет». Никита Хрущев.

Недавно по всем каналам прокатился сюжет о румынских политиках, которые в эфире какой-то передачи поливали друг друга водой. Зрелище достаточно забавное! Вот история об украинских политиках. Не буду называть фамилий, чтобы никого случайно не оклеветать (или наоборот — не делать рекламы)

Некий представитель демократической партии из Львова проводил предвыборные встречи со своими избирателями.
Всё вроде бы проходило по сценарию, тихо спокойно. Политик рассказывал о своей предвыборной программе. И тут вдруг кто-то из сидящих в зале не выдержал и прокричал:
— Народ бедствует, а вы зажрались! Набили полные карманы денег и радуетесь! Машины! Дома! Дачи!
Лицо депутата немного исказилось. Он начал речь в своё оправдание. Но не тут то было! Поднесли спичку — и пламя вспыхнуло! Возмущённый рокот голосов заглушал все оправдания политика.
Тогда обиженный народный избранник вскочил со стула, скинул с ноги туфель, затем снял носок, одел его на руку и просунул в дырку этого носка свои пальцы. В зале воцарилась гробовая тишина… Аргумент оказался убедительным…

Что такое «челночная дипломатия»

Однажды у Генри Киссинджера спросили:
– Что такое «челночная дипломатия»?
Киссинджер ответил:
– О! Это универсальный еврейский метод для решения любых проблем! Поясню на примере.
Требуется выдать дочь Рокфеллера замуж за простого русского парня из глухой сибирской деревни.
Каким образом? Очень просто! Я еду в сибирскую деревню, нахожу там простого русского парня и спрашиваю его:
– Ты хочешь жениться на американской еврейке?
Он мне:
– Зачем?! У нас и своих девчонок полно!..
Я ему:
– Да, но она – дочка миллиардера!
Он:
– О! Это меняет дело!..

…Тогда я еду в Швейцарию, на заседание правления банка и спрашиваю:
– Вы хотите иметь президентом правления банка сибирского мужика?
– Фу, – говорят мне в банке.
– Да, но он – зять Рокфеллера!
– О! Это меняет дело!..

И таки-да, я еду к Рокфеллеру и спрашиваю:
– Хотите иметь зятем русского мужика?
Он мне:
– Что вы такое говорите, у нас в семье все – финансисты!
Я ему:
– Да, но этот русский мужик – президент правления Швейцарского банка!
Он:
– О! Это меняет дело! Сьюзи! Пойди сюда. Мистер Киссинджер нашел тебе жениха. Это президент Швейцарского банка!
Она:
– Фи… Все эти финансисты – дохляки и зануды!..
А я ей:
– Да, но этот – здоровенный сибирский мужик!
Она:
– О-о-о! Это меняет дело!..

Образ «Добра» и «Зла».

При создании картины “Тайная Вечеря” Леонардо да Винчи столкнулся с проблемой: он должен был изобразить Добро в образе Иисуса, и Зло в образе Иуды, решившего предать его на этой трапезе.
Однажды когда художник присутствовал на выступлении хора, он увидел в одном из юных певчих совершенный образ Христа и, пригласив его в свою мастерскую, сделал с него несколько набросков и этюдов.
Прошло три года. “Тайная вечеря” была почти завершена, однако Леонардо так и не нашел подходящего натурщика для Иуды.
И вот после многодневных поисков художник увидел валявшегося в сточной канаве человека – молодого, но преждевременно одряхлевшего, грязного, пьяного и оборванного. Времени на этюды уже не оставалось, и Леонардо приказал своим помощникам доставить его прямо в собор, что те и сделали.
С большим трудом его притащили туда и поставили на ноги.
Когда Леонардо окончил работу, нищий, который к этому времени немного протрезвел, открыл глаза, увидел перед собой полотно и вскричал в испуге и в тоске:
— Я уже видел эту картину раньше!
— Когда? – недоуменно спросил Леонардо.
— Три года назад. В ту пору, когда я пел в хоре, какой-то художник написал с меня Христа”.